Новости. В милиции метрополитена будет свой психолог

Газета "Вечерний Харьков", 22.08.2006.

Трагедия, случившаяся на станции метро «Московский проспект», когда сотрудник милиции расстрелял людей и застрелился сам, многих заставила призадуматься. О том, какие требования предъявляются к людям при приеме на работу в милицию и как с ними работают психологи, корреспондент «Вечерки» беседовала с начальником Центра практической психологии при Главном управлении Министерства внутренних дел Украины Харьковской области подполковником милиции Александром Головчанским.

С «диагнозом» в милицию не берут

Прежде чем принять человека на работу в милицию, рассказывает Александр Головчанский, данные о нем изучают в несколько этапов. На первом этапе исследуют социальную сторону жизни кандидата — интересуются его семьей, родителями, мнением окружения, соседей. Обязательна характеристика с места жительства и места работы. К работе в милиции не допускаются люди с судимостью или негативными отзывами. Следующая ступень — профессиональный отбор: изучается уровень физической и психологической готовности к службе в органах. Центр психиатрической помощи и профессионально-психофизиологического отбора при областной службе охраны здоровья не допускает к работе в милиции людей с психической патологией, с пограничными состояниями нарушений психики. Затем в Центре практической психологии при ГУ МВДУ Харьковской области изучают особенности личности, психологическую характеристику по полученным на прежних этапах данным.

— У нас есть вся информация из психиатрического диспансера, если человек там наблюдался, — говорит Александр Валерьевич. — Мы запрашиваем данные, в том числе и о тех, кто был поставлен на диспансерный учет по причине тяжелой черепно-мозговой травмы.

Александр Головчанский рассказывает, что в центре изучают уровень интеллектуальных способностей кандидата на службу, изучают и уровень мотивации: направлена ли она на будущую профессию, сможет ли человек справиться с поставленными задачами. Психологи устанавливают типологию поведения личности — так можно спрогнозировать поведение будущего милиционера. Обобщив все сведения о кандидате, психологи центра рекомендуют ту или иную направленность с учетом характера человека и специфики милицейской деятельности. Некоторые предпочитают работать самостоятельно, но есть и те, кому трудно даются решения — они могут действовать только в группе. Бывают люди, сосредоточенные на задаче: поставь задачу — и они ее непременно выполнят, полагаясь только на себя. «Но это все бывает в комплексе: людей, относящихся исключительно к той или иной категории, нет, — добавляет Александр Валерьевич. — Поэтому мы оцениваем, к чему человек склонен больше».

— А какие люди лучше подходят для работы в милиции?

— Это зависит от профессии. Следователь больше должен быть направлен на задачу, решение которой лежит только на нем, но следователю нужно уметь работать и в группе. Здесь важен и уровень субъективного контроля — насколько он может отвечать за свои действия и поступки. Значимо и то, насколько человек отдает себе отчет в том, что все происходящее с ним — результат его собственной деятельности. Бывает, что человек оправдывается: «Я опоздал потому, что виноват трамвай: кто-то намазал рельсы мылом, и трамвай скользил на одном месте. А я не виноват».

— Таких на работу в милицию берут?

— Идеальных людей не бывает. Если недостаточный уровень субъективного контроля не доминирует, а по общей сумме других критериев характеристика у человека положительная — берут.

— Насколько могут быть точны выводы, сделанные при приеме на работу в милицию? Может же кандидат сыграть, наврать с три короба: хочу, мол, стать милиционером, чтобы выполнить священный долг? Или, желая скрыть склонность к агрессии, перед визитом к вам выпить валерьяночки, а потом выйти за дверь и начать все крушить?

— Человек попадает в коллектив, и руководитель сразу заметит, что и как он делает.

— Скажите, пожалуйста, Александр Валерьевич, а нет ли у вас в арсенале какого-нибудь коварного аппарата типа детектора лжи?

— Детектор лжи не имеет никакой юридической основы: в законодательстве Украины он никаким образом не прописан. Но скоро в нашу практику будет внедрен интегральный автоматизированный психодиагностический комплекс. Это своего рода компьютерная методика, которую министерство рекомендует использовать при отборе кандидатов на службу.

Сейчас психодиагностика по изучению личности кандидатов на службу в УВД проводится по классическим тестам: специальных ведомственных милицейских методик пока нет. Но происходят изменения в обществе, меняются и люди, а прежние схемы за этим процессом не поспевают. Еще пять-семь лет назад интеллектуальный уровень выпускников средних школ был иным, рассказывает Александр Головчанский. Сейчас школьная подготовка оставляет желать лучшего: некоторые желающие работать в милиции не могут ответить даже на элементарные вопросы — сколько стоит буханка хлеба, например, или кто в стране президент.

Даются кандидатам и творческие задания: с тремя существительными нужно составить максимальное количество простых оригинальных предложений, причем так, чтобы они отличались друг от друга по смыслу. Норма — десять предложений за пять минут. В Центре практической психологии выясняют даже, как человек проводит время, его хобби. Многие, кстати, на этот простейший вопрос тоже ответить затрудняются. Или говорят: «Я гуляю».

Милиция работает не с академиками

— Работа полицейских считается второй по стрессовости после шахтерской. А проверяется ли у кандидатов устойчивость к стрессам и какая профессия из милицейских считается самой стрессовой?

— Мы не возьмем на работу людей, которые не могут держать оружие в руках или шарахаются от него. Они должны быть готовы применить его. Хотя большая часть работников милиции находит способы не применять оружие, и при этом они сами получают травмы. А самая стрессовая работа у уголовного розыска и у спецподразделений, которые выезжают на особые задания с применением оружия — как с одной стороны, так и с другой. Работа у участкового не менее опасна, но она связана не с острыми стрессовыми моментами, а с монотонными и очень частыми.

— А что больше всего выбивает милиционера из колеи?

— Половина населения относится к нам хорошо, а половина — плохо. А отношение и не может быть однозначным: один — пострадавший, а другой — нарушитель. Во-вторых, мы работаем не с детками и не с академиками. Объект деятельности милиционера — самое дно общества.

Когда человек долго вращается в этой среде, рассказывает Александр Головчанский, происходит профессиональная деформация. Собственно, профессиональной деформации подвержены люди всех профессий, а милиция постоянно сталкивается с правонарушителями, которые отличаются более чем своеобразным поведением, манерами, жаргоном. У сотрудников контакты ограничены: они общаются в основном с правонарушителями и между собой. Профессиональная деформация милиционера проявляется практически во всем: от стиля общения до поведения в семье. Есть и феномен «врастания в форму» — идя на день рождения к товарищу, человек надевает форму: без нее он чувствует себя уже некомфортно. Профессиональная деформация проходит несколько стадий, а глубинный этап наступает через 15-20 лет работы. Но у милиционеров профессиональная деформация еще не так заметна, объясняет Александр Валерьевич: они общаются и с обычными людьми — при опросах, на улице. А работники учреждений по исполнению наказаний быстро поражаются профессиональной деформацией, поскольку гораздо плотнее общаются со своеобразным контингентом: находятся в замкнутом пространстве с особой субкультурой.

Мужчины предпочитают решать проблемы самостоятельно

В милиции почти на 11 тысяч сотрудников работают 33 психолога.

Психологи каждое утро присутствуют при заступании состава на службу, изучают психологический климат в коллективе, разрешают конфликты, возникающие и в коллективе между равными по званию, и между начальниками и подчиненными. Для реабилитации сотрудников есть комнаты психологической разгрузки. Но сотрудники милиции, как, впрочем, и все мужчины, обращаться к психологу избегают. Срабатывает стереотип: «Я буду решать свои проблемы сам». Поэтому в милиции есть консультативный телефон для оказания психологической помощи — вроде телефона «доверия»: можно позвонить анонимно и попросить совета, а можно договориться о встрече со специалистом. В основном просят совета, когда возникают сложности в семье, часто волнуют отношения с собственными детьми-подростками.

Раньше психологи курировали милицейских работников метрополитена три-четыре раза в месяц: присутствовали на разводах, общались с людьми. После случившегося в метро в штат подразделения милиции метрополитена будет введен психолог: он будет работать с сотрудниками каждый день. Что касается самоубийства сержанта после расстрела людей в метро, то Александр Головчанский говорит, что это был первый случай суицида среди работников милиции с 2000 года.

Марина Ефанова

Разделы по теме:
Рубрики:   Метро, Происшествия
Станции и объекты метро:   "Московский проспект"

Добавить комментарий

Для того, чтобы добавить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться и/или авторизоваться на форуме.