Новости. Да будет свет в подземных витражах!

Газета "Время", 20.05.2014.

К витражам, украшающим несколько станций Харьковского метрополитена, мы привыкли как к неотъемлемой части всех остальных конструкций «подземки». Между тем, у этих произведений искусства есть своя история, о которой большинство пассажиров и не догадываются.

«Космос» покорили ударными темпами

Цветными витражами, превращающими вестибюли и платформы в подобия гигантских шкатулок с драгоценными камнями, могут похвастать всего четыре станции Харьковского метро: «Им. Масельского», «Проспект Гагарина», «Им. академика Барабашова» и «Архитектора Бекетова». Все они выполнены в разные годы, но одними авторами — художниками-монументалистами, стоявшими у истоков возрождения школы витража на Слобожанщине в 1960-х годах, Александром Прониным и его женой Галиной Тищенко.

Кстати, использование витражей для оформления станций метро в Украине характерно только для Харьковского метро. О том, как создавались эти витражные панно, рассказывает ученик А. Ф. Пронина, заведующий лабораторией витража кафедры монументальной живописи Харьковской государственной академии дизайна и искусств Николай Радомский:

— В следующем году Харьковскому метрополитену исполняется 40 лет. Его особенностью является полное отсутствие станционных сооружений на поверхности (в отличие от метрополитенов других городов, все его вестибюли размещены под землей). Поэтому проектировщики станций стремились по возможности создать для пассажиров комфортные условия в виде имитации надземного пространства и дневного освещения. Для этого существуют разные способы, но самый подходящий — использование подсвеченного цветного стекла. Станция «Проспект Гагарина», сданная в эксплуатацию в 1975 году, была первой, где были установлены два витража площадью по 18 кв. м каждый.

Изначально станцию предполагалось назвать «Левада». Художниками и дизайнерами была подготовлена соответствующая концепция оформления интерьера — образ цветущего берега украинской реки. Однако по причине борьбы с «идеализацией староукраинского быта», которая началась после выхода книги бывшего члена Политбюро ЦК КПУ П. Шелеста «Україна наша Радянська», дизайн «Левады» был признан националистическим и станцию решили посвятить полету первого человека в космос. В связи с этим работу над витражом пришлось срочно начинать буквально с нуля.

Новые витражи — «Слава подвигу» и «Покорение космоса» — сделаны из литого стекла, которое дает большое количество цветных оттенков. По словам Галины Владимировны Тищенко, в общей сложности для этих витражей было вырезано почти 13 тыс. стекол и сделано 1680 блоков. Самым сложным элементом оказался портрет Юрия Гагарина. Идею включить облик первого космонавта в композицию предложил один из членов штаба по строительству метрополитена, и отказаться от нее у авторов, по понятным причинам, возможности не было. Хотя создание портретного сходства с человеком, лицо которого знал весь мир, в технологии литого витража невероятно сложно. Авторам пришлось даже ездить в Звездный городок, встречаться с космонавтом П. Поповичем и изучать музейные материалы, прежде чем работа была удачно завершена.

Архитектор вместо комиссаров

В авральных условиях создавались и витражи для станции «Архитектора Бекетова», которая открылась в 1995 году. Сначала все шло по плану, эскизы благополучно согласовывались, ими был устлан весь холл 3-го этажа нашей академии — общая площадь витражей на этой станции составляет 65 кв. м. Однако на завершающем этапе работы стало известно, что станции, которую вначале планировали назвать «Совнаркомовской», решили дать другое название, более созвучное идеям времени. А. Ф. Пронин и Г. В. Тищенко были поставлены перед фактом: либо они вообще отказываются от оформления станции витражами в пользу другой техники, либо — полностью меняют сюжет витражей.

— Когда происходили такие неожиданности, Александр Федорович молча садился за стол, понимая, что времени полностью переделывать работу уже нет, — вспоминает Николай Радомский. — А потом брал себя в руки и — переделывал. Они работали вдвоем с Галиной Владимировной, а в стрессовых ситуациях приглашали студентов. ...С витражом, который расположен над эскалатором, произошел еще один неприятный момент — лопнула его основа. Переделывать работу по классической технологии — в свинце и с обжигом — уже не было времени. Поэтому поврежденное место скрепили пласт-цементом. Если внимательно присмотреться, то можно заметить темную линию, идущую через панно наискосок — это как раз то место, где витраж лопнул.

«Солнце индустрии» погасло

— В Харьковском метро представлены все техники со­здания витражей, — продолжает Николай Тадеушевич, — на «Архитектора Бекетова» — техника пласт-цемента; станция «Им. академика Барабашова» — это классический обжиг в печке, свинец, наплавление. На «Масельского» (бывшей «Индустриальной») и «Проспекте Гагарина» для создания витражей использовался железобетон, который держит объемное рельефное стекло, имеющее выступы по 15—30 см.

— В переходе станции «Им. академика Барабашова» были еще маленькие витражи, стилизованные под иллюминаторы, в которых находились знаки Зодиака. Очень обидно, что их уничтожили ради сиюминутной прибыли — торговых лотков и киосков... А с ними переход был похож на коридор какого-то фантастического космолета.

— Да, это был прорыв пространства — идея Пронина. Александр Федорович так и не узнал об уничтожении тех витражей: он тогда уже тяжело болел, и близкие не говорили ему об этом...

— Насколько витражи долговечны в условиях общественных мест? Какого ухода они требуют? Смотрятся ли, по вашему мнению, витражи в Харьковском метрополитене так, как было задумано их создателями?

— Особого ухода витражи не требуют. Достаточно их протирать от пыли и мыть. К сожалению, зачастую в нашем метро мы не видим витражей во всей их красе — по той простой причине, что им не хватает подсветки. Иногда из всего витража светятся только фрагменты композиции, а остальные лампы перегорели и их никто не меняет. И для зрителя уже не важно, вымыт этот витраж или запылен. На станции «Им. Масельского» витраж «Солнце индустрии» вообще не подсвечен, и пассажиры его просто не замечают.

Впрочем, помыть витраж не проблема, как и заменить сгоревшие лампочки. Витражи страдают по другой причине. Дело в том, что в средние века они варились из легкоплавкого стекла. Электричества не было, и обеспечить высокие температуры плавления было невозможно. Тем не менее, витражи стояли в храмах сотни лет, не теряя своих свойств. Но в ХХ веке появились автомобили и заводы с их выхлопами, а церкви начали отапливаться, потому что прихожане хотели комфорта. В результате из-за перепада температуры (внутри тепло, а снаружи холодно) на стекле стал образовываться конденсат влаги, которая, смешиваясь с выхлопами автомобилей и заводов, образует слабоконцентрированную кислоту, разрушающую легкоплавкие стекла. Они теряют цвет и рассыпаются. Поэтому проблема реставрации и спасения средневековых витражей стоит сейчас перед всей Европой.

А витраж, сделанный из современных стекол, которые обжигаются при температуре 1500 градусов, к воздействию кислотных дождей гораздо более устойчив. К тому же в метро больших перепадов температуры не бывает. Так что наша возможность любоваться этими панно зависит только от качества ухода за ними сотрудниками метрополитена.

Татьяна Буряковская

URL оригинала: http://timeua.info/200514/85693.html
Разделы по теме:
Рубрики:   Метро
Станции и объекты метро:   "Проспект Гагарина", "имени А.С. Масельского", "Академика Барабашова", "Архитектора Бекетова"

Добавить комментарий

Для того, чтобы добавить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться и/или авторизоваться на форуме.